История семьи Грейвер

Фамилия Грейвер происходит от местечка Грайево (📍Grajewo) в Белостокской области на востоке Польше. Окончание “er” означает принадлежность к местоположению. Это мне удалось узнать, благодаря информации с сайта института диаспоры в Израиле.  От местечка Грайево совсем недалеко до сегодняшних Беларусии и Литвы. Конкретно жителей Грайево мне пока не удалось обнаружить среди своих предков, евреи там поселились в начале 18-го века, но уже в середине 18-го века Грейверы жили в известном местечке Слоним на границе современных Беларусии и Литвы.

Самый старый Грейвер, которого мне удалось найти был Авраам Грейвер и годы его жизни, очень примерные: вторая половина 17-века и начало 18-го века. Возможно он жил в том самом местечке. Его сын – Нахум Грейвер, по женской линии был внуком известнейшего раввина Йом Това, который в 17-м веке был главным раввином краковской общины – центра всей еврейской жизни в то время. Но при всем при этом история Грейверов начинается совсем в другом месте.

Однажды, в шутку, я заметил, что фамилия Грейвер в нашей семье передается по женской линии. Мой прадед был последним Грейвером в нашей ветке из мужчин. У него было 2 дочери и моя бабушка не стала брать фамилию мужа и сохранила девичью. После развода она ее же передала своей единственной дочери, моей матери и хотя моя мама взяла фамилию моего отца, моя сестра решила поменять свою фамилию на Грейвер. Похожая история произошла с дядей моего прадеда, вернее с его дочкой, которая свою девичью фамилию передала своему сыну. Но когда я начал изучать происхождения фамилии я был очень удивлен, что она тоже была передана по женской линии, но обо всем по порядку.

Мы переносимся в 1657 год,

в канун Песаха, в местечке 📍Ружаны – территория сегодняшней Гродненской области, был найден изуродованный труп христианского ребенка. Еще не утихла память о набегах Богдана Хмельницкого и антисемитские настроение в этих местах не были редкостью, несмотря на расположение польского короля. Были обвинены евреи, которые составляли значительную часть этого местечка, что они произвели ритуальное убийство, чтобы окропить кровью христианского ребенка мацу. Наверное вы думаете, что в то время в глуши это никого не удивило – совсем нет. Даже в этом провинциальном городке в середине 17-го века это было чудовищной ересью и влиятельный князь, которому принадлежало это местечко сказал, что не потерпит уличных драк. Состоялся суд, который тянулся почти 2 года и обвиняемые евреи были оправданы. Однако в канун уже Рош-а-шаны 1659-го года, пользуясь отсутствием князя, местное население решило учинить самосуд, доказывая себе, что несмотря на то, что тех евреев оправдали, убийство все же было и кто-то из них виноват и пригрозили массовыми убийствами, если они сами не выберут двоих, которых они казнят. И вышли двое раввинов: рав. Исраеэль бен Шалом и рав Тобия бен Иосиф, которые сознательно принесли себя в жертву. Ходили слухи, что во время казни уже после отрубания головы, голова ребе Тобия продолжала молиться, но в любом случае эта казнь и их мужество настолько поразило еврейское население и доказывает, что подобные процессы были исключительно редкими, что память сохранилась на века. В конце 19-го века (в 1875 году) на месте казни установили памятник.

Три сына ребе Исраэля взяли себе фамилию Зак или закхейм: «зерех кейдеш гейм» — дословно — семя его священно, а по смыслу — потомки мученика. Все носители фамилии Зак и производные от нее имеют отношение к этой истории. Очень подробно на русском языке эта история описана на сайте посвященному Ружанам.

Фамилию Зак носила и жена Якова бен Элиезера, рожденного в 1710 году. Она была правнучкой того Исраэля и это была настолько священная фамилия, что ее взял и ее муж, который был раввином Пинска и ее же они передали своему сыну Элиезеру, который станет главным раввином еврейской общины города 📍Слоним и одним из самых почитаемых мудрецов своей общины. Именно с Элиэзера бен Якова можно начинать историю фамилии Грейвер.

История Слоним

В те годы Слоним не был провинциальным городком. Великий гетман литовский Михаил Казимир Огинский получил Слонимскую экономию в качестве приданого и превратил Слоним в настоящий культурный центр, который называли Полесскими Афинами. Михаил Казимир организовывал новые производства, проложил водопровод, открыл типографию и даже придворный театр «Опернхауз» (около 1770 года), на блестящих подмостках которого выступали настоящие европейские звезды оперы и драмы, устраивались представления с батальными сценами и водными феериями. Слонимская капелла числилась среди самых больших оркестров Европы — 53 музыканта! Неудивительно, что здесь, у своего дядюшки, немало времени проводил автор знаменитого «Полонеза» Михал Клеофас Огинский.

Из Зак в Грейвер

Но вернемся к нашей истории. Как же Элиейзер он стал Грейвером, если был Зак? Его тесть – Нахум Грейвер, о котором шла речь вначале, был очень почитаемым раввином Слонима, его называли цадик, т.е. он был один из духовных лидеров общины. У Элиэйзера уже была жена, имя которой не сохранилось, но он женится во второй раз на дочке Нахума, ее звали Минья и он берет фамилию ее отца, как самого почитаемого раввина Слонима, а его жена, как ни странно, берет фамилию мужа. Отсюда в древе происходит полная путаница и без понимания истории, очень сложно определить правду.

Но именно рав Исраэль из Ружены, который принес себя в жертву становится точкой отсчета в родословной Элиэйзера. Об этом упомянуто в книге Родословная раввина из Ляд, которую скрупулезно собрал Слоним Менахем Шмуэль в 40-х годах 20-го века:

Я переведу:
Это его родословная:
5 поколений священного и праведного рава Исраэля из Рожаны:
1. праведный старец Элиезер Грейвер из Слоним, автор “Мишны…”
2. Сын раввина Якова Сапира (имеется в виду, что Элиезер сын Якова) религиозный судья Пинска и его супруги Йохевет
3. Зятя (Яков по отношению к нему) Элиэйзера Липмана религиозного судьи и габая (упраляющий делами синагоги) поверенного в городе Ружаны умершего в 1765 году. Его супруга Нехама.
4. Сына рав. Цви Гирша и его супруги Дины.
5. Сына рав. Семеона …
6. Cына праведника Исраэля из Рожаны. ( И дальше вкратце его история, что я выше описал)

Элиэйзер Грейвер был известен не только как главный раввин Слоним, но и как создатель известного труда в религиозной среде Мишны (учения) рава Элиэйзера бен Якова. К сожалению моего иврита не хватает, чтобы понять смысл этого труда, надеюсь, соберусь с силами и переведу этот труд. Но упомянутый труд: Родословная раввина из Ляд помог мне найти недостающую связку Элиэйзера, и моих предков. Увы, этот труд пока не переведен, хотя уже не один год собирают на это средства, уверен, что в скором будущем им это удастся, но зная немного иврит теперь мы знаем всех детей Элиэйзера:

Изображение сына одной из дочерей Элиэйзера Хаи- Эльяху Хаим Мейзел, родился 1820, был раввином польского Лодзя, где и умер в 1912. Удивительно растянутое поколение, его дед родился в 1743.

Мой перевод:
У старца Элиезера Грейвера (он действительно прожил очень долгую жизнь 1743 – 1830) было 5 сыновей и 2 дочери.
От первой первой жены дочери праведника Ицхака Айзека:
1. Ицхак Айзек
От второй жены, дочери раввина Наума Грейвера из Слоним:
2. Праведник раввин Залман Райзес из Шклова. Его свекровь звали Розиза, поэтому он стал Ройзес
3. Цадик, рав Иссар из Шклова. Известный под именем Иссар Кишас
4. Раввин Цви Гирш в Слоним
5. Праведние, раввин Пинхас Грейвер в Вилькомире
6. Госпожа Хайя, супруга раввина Моше Мейзеля из Одрока. Умерший в 1855 году. Отец Эльяху Хаима Мезлича, раввина город Лодзь. Раввин и активист из числа волозинских учеников. Раввин города Деречин, Пружаны, Ломжа. С 1873 в городе Лодзь. Был старейшим раввином в общине России-Польше. Уважаем в иудаизме и правительстве.

7. Госпожа Йохевед, супруги цадика раввина Гершона, потомка автора книги “Panim Meiroth”. Мы приводим родословную второго сына, от которой продолжается семья Слоним.

Я постараюсь позже расписать ветки Элиэйзера, среди них есть много известных людей, но пока остановимся на нашем Пинхасе, как сказано выше, он стал раввином в Вилькомире – это сегодняшняя Литва, городок 📍Укмерге. Этот городок на несколько поколений станет родным для потомков Пинхаса.

Вилькомир – Умерге

Вилькомир стал родным домом для 4-х поколений Грейверов почти на 70 лет. В те годы был небольшой городок, который только начинал развиваться, а строительство железной дороги из Санкт-Петербурга в Варшаву, которая проходила через городок, подстегнуло развитие городка во второй половине 19-го века. К концу 19-го века еврейское население составляло 70% населения. После первой мировой войны евреев стали выгонять из города и они стали переселяться в другие города, в особенности в Вильно. Но с приобретением независимости с 1918-го года, права евреев восстановились и они стали возвращаться в Вилькимир и еврейское население снова стало большинством в городе, к концу 30-х годов еврейское население составляло около 8000 человек. С началом холокоста сначала убили 200 человек, а 5-го сентября 1941 было убито 6500 человек. После холокоста немногие выжившие постарались покинуть проклятое место и сегодня в Укмерге нет еврейского населения.

Пинхас Грейвер родился в конце 18-го века, точной даты мне найти не удалось, но он значится как отец Давида и Берко Грейверов в разных документах, которые сегодня доступны в базе jewishgen. Я встретил дату рождения 1769, но когда родился Берко, ему было бы уже 58 лет, что маловероятно, скорее всего он родился ближе к концу 80-х, впрочем, сын его сестры тоже родился в 1820, так что вполне возможны и очень поздние дети.
Появились свежие сведения, благодаря книге, гигантскому исследованию родословной Зак, которая охватывает 13 поколений, что у Пинхаса был сын Элиейзер, а у Элиейзера также был сын Пинхас. Поэтому есть основание полагать, что известный мне Пинхас был внуком того Пинхаса – раввина из Вилькомира.

Нет описания.
Ветка сына Пинхаса Элиейзера


Нам известны только двое детей Пинкаса, либо остальные не дожили до сознательного возраста или исчезли в истории. Давид родился в 1824-м, а Берко в 1832

Если про Давида семейное предание не сохранилось, то относительно Берко возникли проблемы. В воспоминаниях Наума Соломоновича значится, что его деда звали также, как и его – Наум Соломонович. Более того, где-то в семейной памяти осталась информация, что порядок Наум-Соломон передавалось несколько поколений от отца к старшему сыну. И действительно, Наум Соломонович родился в 1900-м и был старшим у своего отца Соломона Наумовича, который, в свою очередь, по разным данным родился в 1869 или 1870 и тоже был старшим у своего отца Наума.
Во всех выписках у Наума Грейвера старшего в качестве отца записан Берко Грейвер, а совсем не Соломон, поэтому для меня это стало вызовом и реальной семейной загадкой, которую, как мне кажется, я смог разгадать.

Наум старший стал сводным братом в юном возрасте (без кровных родителей) своей будущей жене и взял отчество ее отца себе. Так мы получили еще одно женское влияние на фамилию Грейвер.

Наум старший родился в Вилькомире, это была бедная семья, но, став часовщиком, он смог переехать из Вилькомира в 📍Тихвин. Точную дату я не знаю, когда они перебрались, но, скорее всего, это 70-е года, а, может, и позже. Однако умер он, как и его отец, довольно молодым, когда старший сын еще не выучился на часовщика, скорее всего в 80-х года 19-го века. Поэтому его жене пришлось искать способы удержаться в Тихвине, где, скорее всего, было гораздо сытнее, чем в Вилькомере. Поэтому был сделан фиктивный брак с николаевским солдатом, который раз в год получал по 100 рублей, тут точной информации нет, сколько раз он получал. Но сумма весьма солидная, сравнимо сегодня, с 10 000$ по покупательской способности.
Соломон Наумович, старший сын Наума Соломоновича (старшего) родился по разным данным или в 1869 или в 1870, как и его отец стал часовщиком и в 1899 обручился в родном городе супруги – Каунасе с Еленой Закович, которая происходила из более состоятельной семьи и была по профессии стоматолог, получив образование в Германии. Здесь история семьи нам улыбается, совершая повторяя самая себя. Как и его прапрапрадед Яков, Соломон взял в жены потомку семьи Зак, той самой, у истоков которой стояла фамилия Грейвер, но фамилию уже свою не отдал, хотя старшего сына назвал Наум. Знал ли он того Нахума Грейвера или это была только память о своем отце мы уже никогда не узнаем.

В Тихвине жил Соломон Наумович Грейвер  с женой Еленой Семёновной и матерью Анастасией Соломоновной Грейвер (в дев. Хазан). По данным Памятных книг Новгородской губернии Елена и Соломон Грейвер упоминаются в начале XX века в г. Тихвине. Так в 1909 и 1911 годах Елена Семёновна владела скоропечатней на Богородицкой улице в доме Лохвицкой, а в 1914, 1915 годах типографией на ул. Каменная в доме Воложденского.

Соломон Наумович в 1911 году был членом Тихвинского Вольно-пожарного общества и входил в её дружину на должности цейхместера. В 1912 году он совместно с Ялунер Йоном Яковлевичем (Янкелевичем) владел лесопильно-мукомольным производством в Тихвине, вероятно, это была небольшая пилорама и мельница. (Йона Ялунер – отец советского писателя Якова Ионовича Ялунера, который родился в 1908 году в Тихвине. По его произведению в 1945 году снята кинокомедия «Близнецы».)

Елена Семёновна открыла магазин, в котором торговали аптекарскими и канцелярскими  товарами, он находился рядом с собором Преображения Господня и торговыми рядами на Орловской улице, здание сохранилось до сих пор.

Татьяна Наумовна Грейвер в своих воспоминаниях пишет: «Бабушка открыла промтоварный магазин (который, впоследствии, был виртуозно ограблен – с подкопом из соседнего двора), занималась протезированием, хозяйством,  старательно заботилась о воспитании и образовании детей. Главным образом, ее трудами при слабом, болезненном деде семья существовала безбедно, а оба сына – мой отец, Наум, и его брат Женя – получили отличное образование».

У Соломона было еще несколько братьев и сестер. Сестра Соломона – Рая, родилась в конце 70-х, в результате неудачного аборта осталось бездетной. Аборт в то время был запрещен в Российской Империи и для этого она ездила в Нью-Йорк, где сделала фотографию, которую удалось сохранить. Возможно она рассматривала возможность эмиграции, в эти года проходит массовое переселение из Российской империи в США. Вернувшись, она вышла замуж за человека по фамилии Рутенбург, о котором, увы, больше ничего неизвестно. Муж Раи – Рутенбург, был часовщиком, они вместе жили в г. Устюжна, о котором будет чуть подробнее ниже.

Та самая фотография из Нью-Йорка, 1905 год

Имя второй сестры мне неизвестно, но известна имя и фамилия ее супруга – Арон Давыдов – вытегорский часовщик. Его дети от первого брака Саша и Лёня (настоящее ее имя было Рахель) – были очень близки Науму Соломоновичу, подробно можно прочитать в его воспоминаниях. Двое родных сестер Лёля и Люба. Люба вышла замуж за Константина Райкина – близкого родственника Аркадия Райкина, однако в его родословной я на данный момент не нашел подтверждения. О дальнейших потомках Давыдова мне неизвестно.

Следующий по старшинству После Соломона идет загадочная фигура – Экель Грейвер. Родился в 1874 году. Я сомневался в правильности написания этого имени и не нашел нигде упоминаний о таком имени, но, все же, именно так он упомянут в книге Троцкого о революции 1905 года, где также принимал участие и был судим. Был ли активным участником или попал «за компанию» – неизвестно, полагаю, что раз Троцкий упомянул, значит был активным членом: «Таким образом, было выяснено, что активное и личное участие в деятельности Совета принимали: 10 – 13. Мещанин Михель Бруссер, студент Арам Тер-Мкртчянц, чертежник Сергей Байдаков и подмастерье Эккель Грейвер, которые, по удостоверению Алексея Шишкина, выступали в Совете как представители крайних партий и произносили речи, призывавшие к ниспровержению существующего в России государственного строя».

Какое было наказание – также неизвестно. Знаю только то, что за 4 года до этого в Финлядском проспекте работал в часовом магазине, возможно часовщиком. О наличии у него потомства сведений найти не удалось.

Справочник жителей Санкт-Петербурга 1901 год.

В 1880 родился Михаил. Михаил женился на сестре жены Наума, спутав поколения. Сестер Абрамзон было 6. На Елене, на старшей, женился Михаил, а на Белле, женился Наум Соломонович. Михаил погиб в блокаду, в декабре 1941-го года. Тогда течение месяца умерли 3 брата, о которых пойдет ниже. В 1925 родилась дочка Нина (1925-2001), та самая, которая передаст фамилию своему сыну а он своему потомству.

Следующий по старшинству идет Абрам Грейвер, родился в 1883-м году и, что для меня удивительно, совсем неизвестен нашей семье, хотя он жил в Ленинграде и погиб в блокаду. Информацию о нем я нашел в общей базе погибших в ленинградскую блокаду. На 3-4 года младше Соломона, который активно поддерживал отношения с родственниками, но с Абрамом, по какой-то причине, не общался и если бы не сухая строка в воспоминаниях Наума Соломоновича о кол-ве братьев и сестер у его отца и кол-во умерших в войну, я бы до сих пор сомневался, что это наш родственник. Некоторое время Абрам жил в Двинске, сегодняшнем Даугавпилсе в Латвии. В 1890 Абрам значится воспитанником еврейского сиротского дома. Это не был в нашем понимании детский дом, напротив, кроме сирот, туда стали попадать и дети, у которых есть родители, а целью была возможность получить возможность карьеры в Петербурге. Об этом сиротском дома, со списком воспитанников очень подробно написано тут: http://berkovich-zametki.com/2017/Starina/Nomer1/Haesh1.php. Вполне возможно, что решение об этом была принято из-за смерти Наума Соломоновича старшего, так почти в один год 3 брата передаются сиротский дом, среди которых также указан Абрам, с иной датой рождения – (1873), чем в других источниках, впрочем отличается одной цифрой, на 10 лет, вполне вероятно, что правильная дата рождения у Абрама, как раз 83-й год.
У Абрама родится дочка Зельда (1902 – ?), учитывая, что ее девичья фамилия сохранится до конца дней, возможно, что потомство она не дала.

Одновременно с Абрамом в сиротский дом поступает Евсей, который родился в 1882-м. Евсей был очень ярким и веселым по воспоминаниям моей бабушки. Татьяны Наумовны Грейвер в своих воспоминаниях пишет про Евсея Наумовича: «Младшего сына, Евсея, в 1880-х годах из-за нищеты семьи ребенком поместили в воспитательный дом. Тем не менее, он вырос замечательно жизнерадостным, добрым человеком. …Изредка к нам в гости приходили брат моего дедушки – Евсей с женой – тетей Инной. Изредка мы ездили к ним в гости, в Озерки11, которые тогда казались далекой окраиной. Дед Евсей, небольшого роста, очень подвижный и худой, с простым, добрым лицом сохранил необыкновенную жизнерадостность, несмотря на очень тяжелую жизнь. Когда мы, с нетерпением ждавшие его прихода, слышали звонок в прихожей, и кто-нибудь из взрослых шел открывать дверь, мы с Галей стремглав неслись в детскую и залезали в коричневый шкаф прямо на стоявшие там громоздкие игрушки. Уже из прихожей раздавался голос Евсея: «Где эти шалуньи, опять спрятались?». После этого Евсей обходил всю квартиру, изображая и громко комментируя безуспешные поиски. Шкаф буквально сотрясался от нашего смеха над «наивным» дедом Евсеем, а он старательно обходил все комнаты, давая нам насладиться нашей хитростью и отличным умением прятаться. Между тем мы всегда прятались в этот шкаф, из которого выскакивали каждый раз с торжествующими криками.»
У него была семья, родился сын Наум в начале 10-х годов и дочка в 1918-м. Евсей погиб в блокаду, как и Михаил в декабре 41-го. У сына Евсея- Наума была жена Лида, которая прожила очень долгую жизнь, умерла уже в 21-м веке, я ее отлично помню, была очень активной женщиной и в 80 больше 60 ей было трудно дать. Работала с женой брата Наума Соломоновича у Муси. Муся была дизайнером одежды, в 40-50 года была главным художником по костюмам в Александрийском театре, а Лида была ее помощницей. У Лиды был интересный медальон, который раскрывался, а внутри была фотография ее уже давно ушедшего мужа – Наума. Детей они не оставили. Кроме Наума у Евсея была дочка – Аля – Александра. Воспоминания об Але есть у ее дочки – Ирины Пелипенко. Я потерял с ней связь и мне известная информация только о ее сыновьях Алексее и Сергее. Однако, конечно же у нее уже давно есть внуки, а возможно, и правнуки. Евсей жил 📍Устюжне, вместе с Хаимом и Раей.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - Enhanced_photo-1024x755.jpg
Верхний ряд: Рая, Анастасия Соломоновна, Соломон Грейвер
Нижний ряд: Евсей Грейвер с женой Инной Грейвер и их сын Наум Грейвер

Хаим в начале 20-го века он переехал в Устюжну и руководил магазином. Магазинов было 2, один в Тихвине, а другой в Устюжне. Возможно на этом фото мы видим Хаима, но это лишь предположение:

Хаим Наумович по профессии был аптекарским помощником. В Устюжне Хаим Грейвер открыл «Аптекарский и писчебумажный магазин Грейвера». Находился он на Большой Новгородской улице в доме купца Александра Михайловича Чурина (сейчас ул. Ленина, д. 18, магазин «Орион» – П.К, К.З). Хаим, как и Соломон в Тихвине, выпустил открытки с видами Устюжны. В Устюженском музее хранятся два счёта и конверт этого магазина.

Они позволяют узнать чем торговали Грейверы и каким ремеслом они занимались. Магазин был универсальным: в нём продавались аптекарские и канцелярские товары, парфюмерия, рыболовные снасти, часы и музыкальные инструменты, и другие товары. Так же при магазине была мастерская по починке часов и граммофонов, в которой работали мужчины семей Грейвер и Рутенбург.

Также в Устюженском музее хранится совершенно замечательные документы (к сожалению мне не могут прислать их фотографии, т.к. они еще не опубликованы), которые свидетельствуют о желании Хаима перейти христианскую веру:

Соломон Наумович и его жена Елена Соломоновна Тихвине держали тоже магазин, в котором, также, находилась и скоропечатня:

А так это место выглядит сегодня:

В 1900 у него родился старший сын Наум, автор опубликованных воспоминаний.

Маленький Наум Соломонович

Наум в 1917-м поступил в Горный институт и осел в Петрограде. Его семья переехала уже в начале 20-х.
1925 он женится на Белле Шевеловне (Семеновне) Абрамзон.


Наум Соломонович станет крупным советским учёный, доктором технических наук, профессором. Дважды лауреат Сталинской премии (1943, 1946 гг.): первая присуждена за разработку технологии получения молибдена из некондиционных концентратов, вторая — за комплекс работ по переработке медно-никелевых руд Заполярья. Наум Соломонович награждён орденом Ленина и двумя орденами Трудового Красного Знамени и медалями. Подробнее о нем можно прочитать на странице в википедии.

В 1905 родится брат Наума – Евгений Соломонович, который проживет невероятную жизнь для советского еврея.

Закончил Ленинградский Электро-Технический институт, был изобретателем первых электрических тормозов для ленинградского трамвая.
Первая жена Евгения Грейвера была Софья Савельевна Хазан – Могилевская по второму мужу.

Он легко меняет работу в 1937-м, словно живет в совсем иное время. У него не было детей, он увлекался спортом, у него была яркая жена – вторая жена – Муся, по очень робким ее рассказам, моя бабушка, Татьяна Наумовна, сделал вывод, что она была ученицей самой Коко Шанель, училась до войны во Франции, о чем приходилось потом скрывать всю жизнь.

У Наума было 2 дочери Галина (1930 – 2013) и Татьяна (1931-2012).

Татьяна Наумовна продолжила дело отца и почти 50 лет отдала Горному институту, а последние 10 лет работала институте Гипроникель создание которого в 30-е годы инициировал ее отец. Татьяна Наумовна была невероятно светлым, чистым и добрым человеком. Воспитала дочку и двух внуков, дожила до правнука, чем очень гордилась. Также написала воспоминания, которые фрагментами приводятся в этом тексте.

Галина Наумовна проработала также всю жизнь. Вышла замуж за Дмитрия Германа, с 50-х годов жили в Москве. Проработала всю жизнь в космической отрасли.
И у Галины Наумовны и у Татьяны Наумовны родились дочки, каждая из которых стала видным ученым, но это уже отдельная история настоящего времени.