Жизнь. Путевка на юг.

Исследования по молибдену в целом, как принято ныне говорить, проте­кали нормально. Самостоятельное изучение каждой отдельной стадии технологической схемы давало обильный теоретический материал на базе которого выкристаллизовывались оптимальные условия осуществления данной стадии. Особенно трудоемкой оказалась работа по очистке растворов от примесей фосфора и мышьяка. Из двух десятков был выбран метод соосаждения при гидролизе трехвалентного железа. Для этого требовалась надлежащая нейтрализация щелочных растворов. Операция осуществлялась в двадцативедерных бочках в которые Виталий Владими­рович Доливо-Добровольский, со свойственной ему методич­ностью, вводил серную кислоту. Раствор шипел. Виталий Влади­мирова в тон ему тоже задумчиво шипел. Постепенно шипение раствора начинало затихать и шипение экспериментатора дела­лось едва слышным. Злоязычный П.В.Фалеев острил, что конец нейтрализации узнается по концу шипения Доливо-добровольского.

Трудились мы дружно, весело с шутками, порою довольно острыми, но без взаимных обид. Особенно любил я вечерние бдения и очень часто засиживался до последнего трамвая. Ни­колай Пудович показывался относительно редко — только по приглашению, но Константин Федорович заходил повседневно и был полностью в курсе дел.

В конечном итоге технологическая схема оказалась даже проще предполагавшейся ранее, поскольку выявилась возмож­ность осуществления всех следующих за выщелачиванием гидрометаллургических операций в единых физико-химических усло­виях, что всегда приятно сердцу технолога. Вместе с тем ши­роту работе придавали сверхплановые изыскания по электроли­зу и, опережающие американцев, попытки получить чистую трехокись обжигом-возгонкой и улавливанием в котрелле.

С большим подъемом и любовно составляли мы отчет об иссле­дованиях. В те времена на улице Восстания открылась первая в Ленинграде художественная переплетная и мы облекли свое творенье в приятную синюю оболочку с золотым тиснением: «Извлечение молибдена из Хибинских концентратов.» На фоне обычных для того времени отчетов в канцелярских папках со шнурками от ботинок, только что увековеченных Ильфом и Пе­тровым в «Золотом теленке», наше творенье радовало глаз.

Весной 1935 года А.Е.Ферсман пригласил в Ленинградский «Дом Ученых» всех причастных к Кольскому молибдену, докла­ды геологов были скорбными: отказываясь от выданных вексе­лей они единодушно заявили, что запасы молибдена оказались незначительными. Доклад металлургов был полнокровным, но заканчивая его я с грустью заметил, что проблема в развитии своем прошла через три стадии: первая — запасы большие, тех­нологии нет; вторая — запасы огромные, технология намечает­ся; третья — имеется детально разработанная компактная тех­нология, но запасов нет.

Тотчас же отозвался Ферсман. Я крайне огорчен, что дело приняло такой оборот. Геология наука о неведомом. В сонме блестящих достижений — отдельные просчеты не только возмож­ны, но и закономерны. Что же касается необычайно интересных трудов металлургов, то они не пропадут. Предсказываю вам: не пройдет и десятка лет, как труды эти будут реализованы, например, в Казахстане.

И, как в воду смотрел!

В 1939 году директор Балхашского медеплавильного завода Иустин Иванович Перцев был с докладом у А.И.Микояна. В чи­сле прочего Анастас Иванович поинтересовался нет ли в бал­хашском сырье ценных металлов спутников. Перцев назвал молибден. Можно ли его извлечь? Перцев замялся. Тогда Микоян дал три дня на размышление.

Отделением молибдена в процессе обогащения балхашских руд занимался Механобр, но концентраты получались с пятью- пятнадцатью процентами молибдена т.е. лучше Тахтарвумчоррских, но все хе чрезвычайно далекие от пятидесятипроцентвых кондиций. Из любви к искусству я взял в Механобре этот материал и убедился, что метод, разработанный ранее для Кольских полупродуктов, пригоден и для казахстанских.

Лопав в трудное положение Иустин Иванович бросился в Ле­нинград. Мехавобровцы рассказали ему о своих работах, а ваш покорнейший слуга — о гидрометаллургическом переделе некон­диций на молибдат кальция, продукт широко применяемый в США для легирования сталей. В тот же день прикинули ориентиро­вочно во что обойдемся строительство молибденовой обогати­тельной фабрики и металлургического цеха, назавтра Перцев доложил эти соображения А.И.Микояну и тут же было подписано постановление о проектировании и строительстве соответствую­щих объектов.

Механобр, в весьма короткий срок выдал необходимую проект­ную документацию воплощение коей в жизнь было завершено вскоре, после начала войны. Но об этом — позднее, сейчас о никеле.